Журнал, посвященный вопросам непрерывности бизнес-процессов,
профилактике возникновения и урегулирования кризисных ситуаций на предприятии.

Распространяется вместе с научным журналом «Стратегические решения и риск-менеджмент».



Новости

13.11.2018
На семинаре «Энергетика. Экономика. Общество» обсудили проблемы совершенствования регулирования цен

06.11.2018
14 ноября 2018 года в Москве пройдет XII Ежегодный форум «Будущее страхового рынка», организуемый рейтинговым агентством RAEX

23.10.2018
Семинар «Энергетика. Экономика. Общество»

23.10.2018
Новые технологии «Криптен» на Евразийской неделе

19.10.2018
Сетевые сообщества, нацпроект «Образование», межмуниципальное сотрудничество в системе стратегического управления: повестка ЦСР на Форуме стратегов

19.10.2018
Реализуем Стратегию вместе: эффективная коммуникация власти, бизнеса и общества

19.10.2018
На встрече «Legal Top» состоялась презентация Ассоциации юристов в сфере ликвидации и банкротства

18.10.2018
На Форуме стратегов обсудят инструменты реализации «Майских указов» президента в сфере образования

15.10.2018
24 октября 2018 года в Москве состоится XIV Russia Risk Conference 2018

15.10.2018
Форум стратегов откроет диалог Алексея Кудрина и Максима Орешкина





  О журнале


  Издатель


  Подписка


  Сотрудничество


  Свежий номер


  Архив номеров

 

 

 

 

 

 

Как учесть отраслевую специфику

Финансисты и риск-менеджеры обсудили развитие пруденциального надзора на финансовом рынке

С 1 сентября 2013 года заработал мегарегулятор российского финансового рынка на базе Центрального банка России. Участники рынка ожидают от нового регулятора трансляции подходов регулирования банков на другие сегменты финансового рынка. В первую очередь, Центробанку необходимо создать систему контроля качества активов, достаточности капитала и надежности ключевых контрагентов финансовых институтов.

Об этом говорится в исследовании рейтингового агентства «Эксперт РА», в фокусе которого оказался впервые сформулированный комплекс предложений по развитию пруденциального надзора на основных сегментах российского рынка финансов. Именно это исследование легло в основу дискуссии на X профессиональной конференции «Управление рисками в России», состоявшейся в середине февраля в Москве. В работе конференции приняли участие представители Центробанка и саморегулируемых организаций (СРО), топ-менеджеры ведущих банков, страховых, управляющих, лизинговых, факторинговых, инвестиционных компаний, негосударственных пенсионных фондов (НПФ), микрофинансовых организаций (МФО).

Пруденциальный надзор – тема достаточно новая. Она относительно нова даже для банковского рынка, хотя там уже есть соответствующие элементы. Мегарегулятор видит в этом одну из ключевых задач контроля финансовой устойчивости и регулирования финансового рынка в целом.

Практика риск-менеджмента и регулирования банковского рынка весьма распространена. Однако переносить в чистом виде принципы и нормы, принятые на банковском рынке, на другие сегменты было бы неправильно – нужно учитывать специфику. Предложения по пруденциальным нормам находятся еще в стадии разработки. Регулятор готов выслушать мнение участников рынка – таким образом, основные игроки рынка смогут участвовать в процессе формирования пруденциальных нормативов.

Павел САМИЕВ, заместитель генерального директора рейтингового агентства «Эксперт РА» по рейтинговой деятельности, открывая конференцию, отметил, что впервые за всю историю регулирования финансового рынка в России Центробанк собрал мнения относительно KPI деятельности регулятора от основных представителей сегментов финансового рынка, от ассоциаций и саморегулируемых организаций (СРО).

– Речь идет о задачах и параметрах оценки деятельности регулятора в среднесрочной перспективе. Это необходимо, чтобы поставить цели, наметить ориентиры и возможности оценки деятельности регулятора. От участников рынка, представителей ассоциаций и СРО было достаточно много предложений, которые частично касаются регулирования в целом и частично – пруденциальных требований, потому что эта тема будет затрагивать, безусловно, все рынки, – подчеркнул замглавы агентства.



Определимся с системой координат

Рейтинговое агентство «Эксперт РА», организатор конференции, представило участникам доклад на тему различных возможностей использования пруденциального регулирования в сегментах финансового рынка и общий взгляд на перспективы этих нововведений.

Павел МИТРОФАНОВ, директор по корпоративным рейтингам рейтингового агентства «Эксперт РА», также рассказал о ситуации относительно готовности всех рынков к введению пруденциального надзора и позиции агентства как одного из участников инфраструктуры и пруденциального надзора на финансовом рынке. Ожидается, что основные усилия Центробанка будут направлены на то, чтобы система требований в рамках пруденциального регулирования была гармонизирована.

Скорее всего, по мнению экспертов агентства, система требований будет схожа для разных игроков. Этот процесс будет сопровождаться повышением роли саморегулируемых организаций как участников, которые могут взять на себя функции контроля за соблюдением каких-то более простых требований, нормативов. Это позволит разгрузить мегарегулятора, чтобы он мог сосредоточиться на решении более важных вопросов, а именно: более сложном кросс-секторном регулировании, регулировании финансовых групп, где риски более сложные и менее очевидные, а также более сосредоточенно наблюдать за системно значимыми компаниями на всех, теперь уже подотчетных регулятору, рынках.

– Пока нет канонического определения. Под пруденциальным надзором мы понимаем такую систему мер, которая благодаря комплексному анализу рисков помогает регулятору проводить и осуществлять раннее предупреждение банкротств и неплатежеспособности участников рынка, – подчеркнул господин Митрофанов.



Гармонизация надзора: от количества к качеству

По мнению агентства «Эксперт РА», Центробанк сейчас находится в сложной ситуации. У него появилось много новых подконтрольных рынков – это заставляет полностью перестраивать систему управления, систему отношений со всеми компаниями. Кроме того, если посмотреть на финансовый рынок в целом, остается еще два достаточно важных сегмента, которые продолжают оставаться за периметром полномочий мегарегулятора. С одной стороны, это серьезный прогресс, а с другой, еще и определенный резерв для расширения периметра мегарегулирования, потому что все равно лизинговые и факторинговые компании – это полноценные участники финансового рынка, их риски пересекаются с рисками всех остальных игроков. Совершенно логично будет включить их в систему пруденциальных мер и требований, отметил директор по корпоративным рейтингам «Эксперт РА» Павел Митрофанов.

Большинство участников рынка ожидают, что одним из первых требований по унификации и системности может стать требование достаточности капитала. Существует понимание, что это ключевой норматив надежности и кредитоспособности. На разных рынках ситуация различается, и надо понимать, что линейное введение требований ко всем компаниям чревато серьезными последствиями. Для одних высокие требования к достаточности капитала, например в банковской трактовке, могут стать непосильными. Для других эти требования не принесут ничего нового и при этом не добавят качества в контроле ограничения рисков.

– Мы проанализировали, как сейчас в целом на рынках оформлены с точки зрения законодательства, с точки зрения регуляторов требования и к капиталу, и к активам, потому что понятно, что именно на это будет направлен прицел регулирования. Зачастую на большинстве рынков формулировки по различным нормативным требованиям, к сожалению, заканчиваются требованием к каким-то абсолютным величинам, что не вполне соответствует идеологии риск-взвешенного и риск-ориентированного пруденциального надзора. Либо если требования сформулированы более сложно – например, есть какие-то требования к структуре активов с учетом рисков, – то контроль выполнения этих структурных соотношений ведется недостаточно часто. Систематизация должна, с одной стороны, упорядочить такие требования в направлении их риск-взвешенности, а контроль должен проводиться более часто.

СРО – важный элемент легитимности соответствующей деятельности, но пока еще не все профессиональные объединения имеют такой статус.

С другой стороны, в этом есть и положительный момент: на ряде рынков уже проведена значительная предварительная работа в части подготовки к такому надзору, выработаны профессиональные стандарты.

Мы надеемся, что регулятор их рассмотрит и учтет при разработке своих требований, потому что все эти стандарты фактически являются фиксацией лучших практик рынка по управлению рисками и, соответственно, по ограничению рисков, – заключил господин Митрофанов.



Системно значимые компании: пул избранных или груз ответственности?

Недавно было объявлено, что будут выбраны системно значимые компании и банки – вероятно, речь идет обо всех рынках. Переход к концепции системно значимых компаний – это не получение особых полномочий, как кто-то может надеяться. Участники конференции сошлись во мнении, что статус системно значимой компании предполагает, скорее, дополнительную нагрузку на нее, а не преференцию в условиях конкуренции.

– Переход к концепции системно значимых компаний – это не создание пула избранных. На наш взгляд, это, наоборот, создание пула компаний, которым мегарегулятор должен посвящать гораздо больше времени и сил как раз в силу их системной значимости. В том числе здесь можно ожидать введения дополнительных требований с точки зрения нормативов: если не ужесточения существующих, то, по крайней мере, настройки дополнительных. В такой конфигурации мы видим развитие пруденциального надзора на российском финансовом рынке, – подчеркнул заместитель гендиректора «Эксперта РА» по рейтинговой деятельности Павел Самиев.

Нужно ли публиковать списки системно значимых компаний и банков? Если даже предполагать, что банк входит в этот список – стоит ли это официально преподносить рынку, в том числе клиентам? Не принесет ли это какой-то вред? Может быть, эти списки должны быть тайными, и они останутся только для регулятора или все-таки лучше их опубликовать? На эти вопросы постарались ответить участники конференции.

Григорий ВАРЦИБАСОВ, член совета директоров и управляющий директор банка «ТРАСТ», согласился, что системная значимость, скорее, будет дополнительной нагрузкой для всех компаний, которые попадут в списки. В Центробанке создан специальный департамент по системно значимым компаниям.

– При этом никто не снимет с нас других наших регуляторов. Сейчас уже крупные банки создали свои департаменты по работе с надзорными органами для ответов на запросы. Публиковать списки или нет – внутреннее дело самого регулятора и банка. С точки зрения системной значимости при этом нет никаких преференций. Это будет провоцировать дополнительные интриги, будет требовать дополнительных разъяснений. Сами банки еще не знают, кто из них системно значимый. Критерии системной значимости, я думаю, еще обсуждаются внутри регулятора поэтому пока неизвестно, кто и когда попадет в этот список, – разъяснил господин Варцибасов.

По мнению управляющего директора банка «Траст», будет лучше, если этот список останется для внутреннего использования регулятора.

– Иначе, помимо «черных списков», появится «белый список», участники которого будут иметь какие-то специальные права, – заключил эксперт.

Игорь ЮРГЕНС, президент Всероссийского союза страховщиков, напомнил собравшимся о решении Центрального банка, в соответствии с которым системно значимые компании наблюдает центральный аппарат.

– Это означает, что если раньше у Федеральной службы по страховому надзору во всех округах и во многих значимых агломерациях были свои «надзорщики», то сейчас они создают всего три центра компетенции – это Москва, Санкт-Петербург и Новосибирск. Оттуда будет осуществляться надзор за страховщиками. Было принято решение, что все предписания по системно значимым компаниям, которые могут потенциально вести к штрафам или отзыву лицензий, следует разбирать в центральном аппарате.

Список 20 системно значимых компаний определен. Скрывать его или публиковать? Это секрет полишинеля. Тем более, как мы знаем, 20 системно значимых или 20 первых по сбору премий страховых компаний Российской Федерации – это 80 процентов всего рынка Российской Федерации.

Как первый результат этой системной значимости все претензии к компании анализируются, разбираются и решаются в аппарате. Ожидается, что в ближайшее время будут окончательно утверждены структура, численность и руководители соответствующих департаментов, в том числе страхового департамента Центробанка. Поэтому, каковы будут дальнейшие шаги по этому «комиссарству», по наблюдению за системно значимыми компаниями, сейчас пока неизвестно, – заключил господин Юргенс.



Топ-20 в управлении

Топ-20 крупнейших управляющих компаний – это 87 процентов рынка по всем сегментам: паевые инвестиционные фонды, закрытые паевые инвестиционные фонды, пенсионные средства. В негосударственных пенсионных фондах ситуация такая же: топ-10 крупнейших негосударственных пенсионных фондов – это 80–90 процентов активов на рынке, считает Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ, президент Национальной лиги управляющих.

– Итак, понятно, кто войдет в число этих топ-20 компаний. Кроме того, из этих топ-20 компаний примерно 5 компаний – крупные, с государственным участием. Это говорит о том, что Центральный банк не будет рассматривать управляющие компании отдельно, – подчеркнул господин Александров.

Он отметил, что управляющие компании – это в основном либо финансово-промышленные, либо финансовые группы. Если это финансовая группа – а таких среди управляющих компаний большинство, – то и термин аффилированности будет рассматриваться по-другому. На сегодняшний день существуют крупнейшие управляющие компании, которые носят то же название, что и крупнейшие банки. Они не являются аффилированными в силу закона, но в силу требований Центрального банка Российской Федерации они будут являться таковыми со всеми вытекающими последствиями.

– Все требования, которые сегодня вводятся, в том числе по риск-менеджменту, – это давление на бизнес, в первую очередь с точки зрения издержек. Это говорит о том, что маленькие и средние компании, наверно, будут вымываться с рынка. Скорее всего, будет происходить консолидация. Сегодня на рынке существует 420 лицензий, активно действует порядка 150 компаний. Количество лицензий будет резко сокращаться, но это не будет свидетельством значительной концентрации, жесткого надзора Центробанка.

Негосударственные пенсионные фонды переходят на МСФО с 2014 года. Соответственно, надо будет показывать консолидированную отчетность за последние три года. Это стоит денег. Поэтому, скорее всего, с каждым годом количество управляющих компаний будет меньше. Каких-то резких изменений на рынке не ожидается, потому что новых участников не предвидится. Наши иностранные партнеры уже попробовали работать, участвовали в нашем рынке. Многие из них, к сожалению, ушли. Может быть, на растущем рынке они появятся, но пока в обозримой перспективе мы этого не видим, – сказал господин Александров.



Лизинг и факторинг

Кирилл ЦАРЁВ, президент Объединенной лизинговой ассоциации, первый заместитель генерального директора «Сбербанк Лизинга», полагает, что в ближайшее время лизинг под надзор не попадет. По его мнению, это связано с двумя причинами. Во-первых, лизинг не работает с населением и не привлекает деньги от населения, что уже довольно существенно снижает вероятность опасных явлений, которые могут происходить. Во-вторых, примерно на 80 процентов лизинг финансируется банками и, как следствие, косвенно находится под надзором, точнее, под действием соответствующих стандартов и требований, потому что банковский бизнес гораздо больше зарегулирован и регламентирован, в том числе и в вопросе кредитования. По этой причине, так или иначе, на лизинг через банки косвенно транслируется довольно большой набор требований, по рентабельности, по активам и так далее. Исходя из этого, можно считать, что косвенно регулирование существует.

Максим СОЛОДИЛОВ, заместитель директора по развитию ЛК «Дельта», согласен с господином Царевым: лизинговый рынок довольно специфичен. Он подконтролен через банки, потому что в подавляющем большинстве случаев фондированием лизинговых компаний занимаются банки, у которых в нашей стране наиболее развита система риск-менеджмента. В этом смысле банки работают с теми лизинговыми компаниями, которые соответствуют их представлениям о том, какой уровень риска приемлем. Более того, иногда эти требования с точки зрения лизинговых компаний завышены.

– Банки не только в момент финансирования, но и на всем продолжении кредитных отношений достаточно пристально следят за лизинговыми компаниями и постоянно их контролируют. Рыночная лизинговая компания вынуждена удовлетворять этим требованиям.

Необходимо понимать, в чьих интересах вводится пруденциальный надзор. У банков есть свои интересы с точки зрения финансирования, и они эти интересы могут отстаивать самостоятельно. Если они видят, что риски велики, то просто не станут входить в проект. Лизингополучателей, по большому счету, интересует скорость оказания услуги, скорость принятия решения, минимум формальных требований и ставки. В этом смысле на высококонкурентном лизинговом рынке сама конкуренция подразумевает определенную защиту клиентов от каких-то схемных проектов или от недобросовестных лизинговых компаний.

Государство всеми своими многочисленными надзорными институтами также защищает свои интересы и с точки зрения налогов, и с точки зрения легализации денежных средств. С точки зрения собственников и акционеров лизинговых компаний Центральный банк как правопреемник ФСФР тоже имеет полномочия по защите этих людей и институтов. В этом смысле, если у ЦБ появится ощущение, что лизинговая отрасль может оказать существенное влияние на банковский сектор, если наметится неустойчивость лизингового сектора и он вдруг потенциально окажет какое-то влияние на устойчивость банковского рынка, всегда есть возможность ввести ограничения через нормативы на финансирование банками лизинговых компаний, повысить требования.

Что касается требований к системам риск-менеджмента в самих лизинговых компаниях, лучшей их проверкой являются внешние шоки. При этом, если предъявлять какие-то формальные требования, при переносе банковских практик на другие рынки необходимо учитывать не только положительный опыт регулирования банковского сектора, но и отрицательный. Любые нормативы автоматически вызывают рост издержек – это люди, бумага, усложненные бизнес-процессы, регламенты. В этой связи введение каких-то требований к системам риск-менеджмента может повысить риск лизинговых компаний, потому что автоматически растут постоянные издержки. Рыночные ставки увеличиваются, в этом смысле финансовые риски возрастают.

Кроме того, жесткие правила, жесткое регламентирование не подразумевает определенной гибкости и скорости принятия решений – того, чем лизинговые компании сейчас отличаются от банков. Не будет гибкости – по большому счету, не будет и рынка. Клиенту станет непонятно, чем банки отличаются от лизинговых компаний. Как мне кажется, в смысле построения системы риск-менеджмента в лизинговых компаниях была бы полезна консультативная или методологическая помощь со стороны профессиональных объединений или регулятора, если он появится. Именно эти инструменты способны обеспечить более цивилизованный подход к организации риск-менеджмента, убежден господин Солодилов.



Риск-менеджеры в дефиците

Владимир ЕМЕЛЬЯНОВ, генеральный директор финансовой компании «Политекс», напомнил, что в части обучения специалистов для факторинга международных сертификатов нет.

– Существует единственная Академия факторинга на базе Международной факторинговой ассоциации IFG. Там можно получить полезную информацию, но это азы. Поэтому я считаю, что это должно делаться на базе СРО, если у нас СРО когда-нибудь появится. Сейчас нужно обучение на базе ассоциаций, которые у нас существуют, потому что опыт, который мы можем получить от академии IFG, должен быть каким-то образом адаптирован к России. Преимущество заключается в том, что у одной из наших ассоциаций есть готовый курс на базе российских институтов с госдипломом. Но, к сожалению, пока нет людей, которые бы этот диплом получили.

Александр ЛЬВОВ, заместитель исполнительного директора, руководитель службы внутреннего контроля НПФ ВТБ Пенсионный фонд:

– Наша специфика связана с актуарными расчетами, это сложные математические модели, которые строятся на много лет вперед. Очень малое количество людей может их перепроверить. На рынке существует дефицит риск-менеджеров. По этой причине сертификация таких специалистов все-таки должна быть в значительной степени формальной. Я имею в виду, что эти люди должны знать законодательство, соответствовать определенным критериям. Не стоит громоздить сертификат на сертификат. Давайте остановимся на чем-то, имеющемся на сегодняшний день, и будем работать с этим какое-то время.

В рамках форума прошел интерактивный опрос участников на тему: «Каким будет пруденциальный надзор на российском финансовом рынке».

Завершая конференцию, заместитель генерального директора рейтингового агентства «Эксперт РА» Павел Самиев пообещал участникам, что все внесенные и проработанные предложения по поводу пруденциальных нормативов будут направлены в Центробанк на рассмотрение.

 

Яна ЛИСИЦЫНА



 



ООО «Издательский дом «Реальная экономика»
190020, Санкт-Петербург,
Старо-Петергофский пр., 43 45, лит. Б, оф. 4н
Тел.: (812) 346-5015, 346-5016
Факс: (812) 325-2099    E-mail: info@e-c-m.ru

© 2010-2018 Журнал «Эффективное антикризисное управление. Практика»